Интерпресс
Кеннет РОГОФФ – бывший главный экономист МВФ, сейчас профессор экономики и государственной политики в Гарвардском университете. № 17 (1231) 11 Мая 2018 Нормальность ФРС при Дональде Трампе

Нынешняя президентская власть демонстрирует очень мало почтения к привычным институциональным нормам. Как же тогда можно объяснить то, что Дональд Трамп делает абсолютно разумные назначения в совет управляющих Федеральной резервной системы (ФРС)? Последние номинации (профессор Колумбийского университета Ричард Кларида и руководитель банковского надзора в штате Канзас Мишель Бауман) продолжают прежнюю линию выбора опытных технократов, начиная – и это самое важное – с Джерома Пауэлла, нового председателя ФРС.

Если бы Трамп был нормальным президентом, назначение уважаемых специалистов, способных гарантировать эффективную политику, было бы заурядным явлением. Но мы имеем дело с президентом, который нередко выбирает людей с минимальным опытом работы в правительстве, а затем, по всей видимости, даёт им поручение максимально встряхнуть то ведомство, которым они назначены управлять. Тем не менее, в случае с ФРС автор книги «Искусство заключать сделки» номинировал на пост заместителя председателя ФРС учёного (Кларида), чья самая знаменитая статья называется «Наука монетарной политики».

Ну хорошо, вы можете сказать, что хвалить Трампа за сохранение стабильности в ФРС – это то же самое, что хвалить его за отказ начать ядерную войну. На протяжении последних 30 лет идея независимости центробанков приобрела огромную популярность у политиков во всём мире. Это норма не только для демократических стран, таких как США, государства еврозоны и Япония. Даже авторитарные лидеры, подобные президенту России Владимиру Путину и премьер-министру Венгрии Виктору Орбану, серьёзно задумываются, прежде чем оспаривать независимость центрального банка в своих странах.

Но люди забывают о том, насколько новой является на самом деле идея независимости центрального банка. Достопочтенный Банк Англии получил монетарную независимость всего лишь 20 лет назад. В начале 1980-х годов я написал научную статью, в которой доказывал необходимость независимости центробанков, призванной стать инструментом повышения доверия к их антиинфляционной политике. Эту статью отвергали один журнал за другим. Референты насмехались над идеей, что независимость может быть чем-то иным, чем бессмысленным фасадом, который правительство может с лёгкостью игнорировать.

И здесь мы возвращаемся к Трампу. А может быть, он просто серьёзно задумался, сделав паузу перед тем, как начать требовать от ФРС разогрева экономики накануне выборов 2020 года, а в конечном итоге – монетизации огромного дефицита бюджета, вызванного снижением налогов республиканцами? Если его план именно таков (а кто реально поверит в то, что загнанный в угол Трамп не прибегнет к повышению инфляции?), тогда есть хорошая новость: сделанные им назначения в ФРС не упрощают ему достижение этих целей.

Трамп, по всей видимости, понимает это. На предвыборных митингах в 2016 году он критиковал предшественника Пауэлла – Джанет Йеллен – за то, что она якобы удерживала процентные ставки на низком уровне, чтобы помочь избранию Хиллари Клинтон. Теперь, став президентом, он именно такой политики и хотел бы в 2020 году. Проводя собеседование с кандидатами на замену Йеллен в прошлом году, он, как сообщается, задавал лишь один важный вопрос: «Вы же не собираетесь повысить процентные ставки и обвалить мой прекрасный фондовый рынок?».

Это правда, что Трампа отчасти сдерживает необходимость одобрения Сенатом предлагаемых им кандидатур. Более того, некоторые консервативные республиканцы возражали против другого выдвинутого им кандидата – Марвина Гудфренда из Университета Карнеги-Меллон – за то, что тот посмел предположить, будто ФРС могут понадобиться новые подходы к монетарной политике (отрицательные процентные ставки), чтобы справиться со следующей глубокой рецессией или финансовым кризисом. И хотя когда-нибудь ФРС практически неизбежно последует этому совету (у меня, кстати, есть статья на эту тему), кандидатура Гудфренда с трудом получила одобрение Банковского комитета Сената США. Так или иначе, в целом Сенат даёт Трампу то, что он хочет, а многие республиканцы даже были бы готовы поддержать бунтаря (например, последователя Рона Пола, автора книги «Покончить с ФРС») или какого-нибудь консерватора, проповедующего возврат к золотому стандарту времён до Первой мировой войны.

К сожалению, битва за независимость ФРС далека от завершения. Трамп, возможно, просто старается сохранить порох сухим, пока не начнётся реальный конфликт. Сейчас запланированное ФРС повышение процентных ставок является по большой части профилактическим. Инфляция растёт очень медленно, хотя экономика, похоже, сильно разогрета. Тем не менее, момент расплаты всё ещё может наступить. Если предположить, что Трамп будет по-прежнему здоров, избежит импичмента и пойдёт на переизбрание, тогда последнее, что он будет хотеть видеть в 2019 и 2020 годах, – это резкое повышение процентных ставок, несвоевременный рост безработицы и возможный обвал котировок на его прекрасном фондовом рынке.

В критический момент хвалёная независимость ФРС может оказаться намного более хрупкой, чем считает большинство людей. Она не гарантирована конституцией США, а в руках президента и Конгресса сохраняется несколько важных рычагов контроля. ФРС была создана законом, который Конгресс принял в 1913 году, и, в принципе, Конгресс может изменить этот закон, например, значительно усилив подконтрольность ФРС Конгрессу или сократив его финансирование. Более того, время от времени в Конгрессе появляются законопроекты, которые именно это и предлагают.

С кандидатами в совет управляющих ФРС сегодня обращаются почти как с генералами во вселенной Трампа. Действительно, на фоне быстро растущего дефицита бюджета и приближающейся избирательной кампании 2020 года, впереди предстоят трудные времена. Но сейчас давайте признаем, что это та сфера, где президентство Трампа выглядит почти нормальным. Пока что.

 

© Project Syndicate, 2018.

300 Автор: Кеннет РОГОФФ