Интерпресс
Йошка ФИШЕР - министр иностранных дел Германии и вице-канцлер с 1998 по 2005 год, почти 20 лет возглавлял немецкую Партию Зеленых. № 21 (1235) 08 Июня 2018 Рецепт Трампа для Ближневосточного хаоса

Решение президента США Дональда Трампа о выходе США из Иранского ядерного соглашения и переходу к политике возобновления санкций и конфронтации сделает будущее Ближнего Востока еще более неопределенным. Признаки последних недель не обнадеживают.

Решение Трампа не может быть оправдано каким-либо нарушением соглашения со стороны Ирана. Скорее, это возвращение к старой, в значительной степени неудачной американской политике конфронтации с Ираном. На этот раз единственное различие состоит в том, что администрация Трампа, похоже, твердо намерена ступить на тропу войны – или даже дальше – чтобы сделать по-своему.

Если у администрации и есть какие-то планы по тому, как держать под контролем иранскую ядерную программу в отсутствие ядерной сделки, то она хранит их в секрете. Судя по некоторым высказываниям администрации, создается ощущение, что решения об авиаударах по ядерным объектам Ирана лежат на столе. Но бомбардировка лишь задержит Иранскую ядерную программу, но не остановит ее. Может ли Трамп рассматривать массивную наземную войну, чтобы занять страну и свергнуть режим? Мы очень хорошо знаем, как эта стратегия сработала в последний раз, когда она была опробована.

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), заключенный между Ираном и США, Соединенным Королевством, Францией, Россией и Китаем, а также Германией и Европейским союзом, не был предназначен лишь для предотвращения региональной гонки ядерных вооружений или военной конфронтации. Он также должен был стать первым шагом на пути к созданию нового, более стабильного регионального порядка, который включал бы Иран.

Старый порядок был установлен Соглашением Сайкса-Пико после Первой мировой войны между Великобританией и Францией, которое в целом создало национальные границы, существующие сегодня в регионе. Спустя столетие очевидно, что старый порядок утратил свою актуальность, поскольку он больше не обеспечивает какого-либо подобия стабильности.

Напротив, наиболее важные региональные игроки – Израиль, Иран, Саудовская Аравия и Турция – соперничали за влияние в войне в Сирии и коллективно продвигались в сторону безнадежного конфликта за господство над всем регионом. Поскольку ни одна страна не обладает достаточной силой для устранения или подчинения других, эта эскалация борьбы сулит лишь годы, если не десятилетия войны.

Нестабильность региона можно проследить непосредственно с вторжения и оккупации Ирака под управлением США в 2003 году. Со свержением режима Саддама Хусейна, Иран неожиданно получил возможность для проведения своего рода квази-гегемонии в регионе, начиная со своего соседа с шиитским большинством. И после ряда ошибок Запада в Сирии, Иран смог установить беспрепятственное присутствие, простирающееся до самого Средиземного моря.

В этих условиях обсуждался СВПД. Сделка должна была реинтегрировать Иран в международный порядок, тем самым поощряя его играть более ответственную региональную роль. Но решение Трампа исключило такую возможность, оставив будущую роль Ирана в регионе открытым вопросом. Однако не обольщайтесь: так или иначе, Иран останется неотъемлемой частью Ближнего Востока. Это древняя цивилизация, которую нельзя просто отбросить или проигнорировать, если вы не хотите создать еще больший хаос.

Отказавшись от рамок по оказанию давления на Иран путем дипломатических и экономических мер, единственной альтернативой администрации Трампа теперь является смена режима. Очевидно, что ястребы Белого дома, такие, как советник по национальной безопасности Джон Болтон, не извлекли уроков из американских провалов в Ираке. Учитывая, что не удалось обеспечить стабильность в этой стране или Сирии, должно быть очевидно, что мало кто может посоветовать эскалацию конфронтации с гораздо более крупной страной, такой как Иран.

К сожалению, СВПД, вероятно, не сможет пережить возобновления санкций США. Европейские фирмы не собираются отказываться от гораздо большего американского рынка лишь для того, чтобы они могли поддерживать связи с Ираном. И как только Иран утратит свою экономическую артерию из Европы и других частей света, он вполне может принять решение о возобновлении своей ядерной программы или даже выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия, увеличивая угрозу войны.

Более того, модернизацией своих ядерных арсеналов Россия и США еще больше подрывают нераспространение. Если когда-то их лидеры говорили о взаимосогласованном сокращении вооружений и подтвердили разоружение, на сегодняшний день их больше интересуют миниатюрные ядерные боеголовки, которые могут использоваться в качестве противобункерных бомб.

Когда ведущие мировые державы мира так себя ведут, перспектива еще одной крупной войны на Ближнем Востоке становится еще более зловещей. В конце концов, с более глубоким российским участием в Сирии риск столкновения российских и западных сил в регионе уже усиливается. И это не означает, что Россия просто так сдаст свою новую позицию силы, отказавшись сейчас от Ирана.

Все это не сулит ничего хорошего для Европы, которая напрямую будет затронута эскалацией напряженности в регионе, благодаря своей географической близости и историческим обязательствам перед Израилем. В этом случае ЕС должен будет найти согласованное решение, которое бы учитывало, как гегемонистские намерения региональных игроков, так и проблему контроля над ядерным и обычным вооружением.

На данный момент Европа должна заявить о себе, как голос разума, твердо придерживаясь идеи мирного изменения порядка Ближнего Востока – независимо от того, насколько сложным это может показаться на данный момент. Европейцы слишком хорошо знают последствия бесконечной гегемонистской борьбы. ЕС был создан как ответ на столетие войны и террора, что привело Европу к краю саморазрушения. С тех пор урок ясен: только примирение и сотрудничество могут обеспечить мирный региональный порядок. Путь Трампа – гегемония – означает хаос.

 

Йошка ФИШЕР - министр иностранных дел Германии и вице-канцлер с 1998 по 2005 год, почти 20 лет возглавлял немецкую Партию Зеленых.

© Project Syndicate, 2018.

Автор: Йошка ФИШЕР