Интерпресс
Йошка ФИШЕР – министр иностранных дел и вице-канцлер Германии в 1998-2005 годах, возглавлял немецкую Партию зелёных почти 20 лет. № 28 (1242) 10 Авг. 2018 Восстановить европейский суверенитет

После недавнего европейского турне президента США Дональда Трампа, кульминацией которого стала его печально знаменитая совместная пресс-конференция с президентом России Владимиром Путиным, не может оставаться больше никаких сомнений в том, что он и его сторонники хотят сломать возглавляемый Америкой международный порядок и глобальную торговую систему.

Да, конечно, Трамп и США не являются синонимами. Он победил на выборах 2016 года, получив на три миллиона меньше голосов, чем его соперница, а его рейтинги общественной поддержки никогда не превышали 50%. Тем не менее, он – президент США, и это делает его самым могущественным человеком в мире. Его действия, часто абсурдные и противоречивые, имеют серьёзные последствия для реального мира, а особенно для ближайших партнёров Америки. Во время его недавнего визита в Великобританию Трамп зашёл настолько далеко, что назвал Евросоюз «врагом».

Стремясь изменить практически всё, что определяло Запад со времён окончания Второй мировой войны, Трамп привёл мир к историческому поворотному моменту. На кону стоят не отношения между США и ЕС, которые остаются сильными, а, скорее, доминирующие позиции Запада на мировой арене. Трамп ускоряет изменения в глобальном балансе сил, которые сравнительно ослабят как Америку, так и Европу. По мере смещения доходов и богатства с Запада на Восток, Китай получит возможность всё активнее оспаривать позиции США в качестве ведущей геополитической, экономической и технологической силы мира.

Этот переход не будет происходить гладко. Для Европы ставки не могут быть выше. Перебалансировка сил, которая уже началась, может определить судьбы демократии, социального государства, независимости и стиля жизни в Европе. Если Европа не подготовится как следует, у неё не останется иного выбора, кроме как стать зависимой либо от Америки, либо от Китая – либо атлантизм, либо евразианизм.

Европейцам не следует рассчитывать на то, что существующие альянсы и правила обеспечат им достаточную защиту в этот период. Но мы не можем и откатываться назад к логике традиционной для XIX века политики силового диктата. Вполне возможно, что мир движется к ситуации, в которой не будет очевидного гегемона, а великие державы будут постоянно спорить за свои позиции. Но сегодня обстоятельства совсем иные, чем в эпоху «Большой игры». Эскалация соперничества между Китаем и Америкой будет совершенно невыгодна Старому континенту.

Для европейцев XIX век сформировали последствия Французской революции и Промышленной революции, в то время как XX век определили две мировой войны, Холодная война и появление ядерного оружия. В конце Второй мировой войны две неевропейские державы с двух сторон старой европейской системы государств – США и СССР – вышли вперёд, а Европа превратилась во всего лишь ещё один квадратик на шахматной доске.

До этого Европа правила миром, в основном благодаря своим техническим успехам. Но после завершения Второй мировой её доминирование подошло к концу. После этого Европа (и в частности, Германия) была разделена между двумя новыми державами, а европейский суверенитет был фактически подавлен внешнеполитическим истеблишментом США, с одной стороны, и Кремлём, с другой.

Конечно, Франция и Великобритания, две европейские державы-победительницы, сохраняли остатки суверенитета, будучи постоянными членами Совета Безопасности ООН (а позднее и как ядерные страны). Но на фоне глобального баланса сил это было, скорее, чем-то символичным, чем отражением их реального влияния.

А затем завершилась Холодная война, и вся Европа выбрала твёрдую трансатлантическую ориентацию. С точки зрения безопасности, Европа оставалась зависимой от США. Но на экономическом и технологическом фронтах европейцы восстановили свой суверенитет. Институционально такое разделение труда выражалось в виде НАТО и ЕС, соответственно. Данная система хорошо нам служила; но сейчас она оказалась под атакой со стороны Трампа.

Три обстоятельства в особенности заставляют Европу опасаться за своё будущее. Первое: Трамп продолжает ставить под вопрос соблюдение США обязательства взаимной обороны в рамках Североатлантического договора. Второе: его администрация активно ослабляет Всемирную торговую организацию и глобальную торговую систему, на которые в значительной степени опирается благополучие Европы. И третье: развитие дигитализации и искусственного разума угрожает сейчас перевернуть с ног на голову глобальную технологическую иерархию.

Каждое из этих обстоятельств создаёт риски для позиций Европы в мире. Вопрос теперь в следующем: восстановит ли ЕС полностью свой суверенитет и утвердит себя как сила на мировой арене, или же он навсегда отстанет. Настал момент истины. Второго шанса не будет.

Лишь Евросоюз способен вернуть Европе суверенитет, соответствующий XXI веку. Если эту задачу начнут выполнять традиционные национальные государства, например, Великобритания, Франция и Германия, она не будет выполнена. Восстановление суверенитета потребует не только огромных усилий, но и единого фронта, а также нового понимания отношений между ЕС и составляющими его странами. Европейский проект будет и дальше способствовать развитию торговли и гарантировать мир; но теперь он должен ещё и закрепить совместный суверенитет.

Если ЕС справится с этой задачей, окажется, что Трамп невольно сделал ему большой подарок. История иногда развивается странными путями. Главное – принимать её такой, какая она есть, и не колебаться, когда наступает момент для решительных действий.

 

Йошка ФИШЕР – министр иностранных дел и вице-канцлер Германии в 1998-2005 годах,
возглавлял немецкую Партию зелёных почти 20 лет.

© Project Syndicate, 2018.

66 Автор: Йошка ФИШЕР