Интерпресс
Ян БУРУМА № 37 (1251) 12 Окт. 2018 Шептун Трампа

В окружении президента США Дональда Трампа немало странных людей, но лишь немногие из них столь же странны (и столь же зловещи), как 33-летний Стивен Миллер, старший политический советник Трампа. Миллер напоминает тот тип представителя крайне правых, который чаще встречается в Европе, чем в США: молодой, скользкий, идеально одетый, почти денди. Он опытный демагог, а его подстрекательские речи против иммигрантов и беженцев («Мы построим эту стену высокой, мы построим её очень высокой!») доводят толпы на митингах Трампа до неистовства. Одна из придуманных им идей, которые нравятся этой толпе: мигранты заразят американцев ужасными болезнями.

 

Миллер подыгрывает всем худшим инстинктам Трампа: воинственный шовинизм, мстительная ненависть к либералам, враждебность к меньшинствам. Его политическая преданность экстремальна. Как он сам говорит: «За всё, что сегодня плохо в этой стране, ответственны люди, которые выступают против Дональда Трампа!». Он, может быть, реально верит в это.

Но что странно в Миллере (помимо прочего), так это явное противоречие между его взглядами на иммигрантов, беженцев и меньшинства и его личным происхождением. Он – потомок евреев, которые переехали в США, бежав от погромов в Белоруссии. Он вырос в Калифорнии. Его родители были демократами. Однако уже в старших классах он начал читать ультраправую литературу (журналы против введения контроля за оружием и тому подобное), а затем сошёлся с идеологами, чьи идеи зачастую трудно отличить от антисемитизма. В прошлогодней речи Трампа в честь дня памяти жертв Холокоста евреи даже не упоминались; говорят, что автором этой речи был Миллер.

Миллер называет себя патриотом. Конечно, нет ничего необычного в том, что евреи становятся американскими, французскими, британскими, российскими или даже немецкими патриотами. И нет никаких причин, почему евреи не могут стать консерваторами. Маргарет Тэтчер назначала евреев на высокие должности, что даже вызвало у бывшего премьер-министра Гарольда Макмиллана презрительную ремарку, будто в её кабинете «больше эстонцев, чем итонцев».

Помимо Миллера рядом с Трампом есть и другие евреи. Трамп назначил Гэри Кона директором Национального экономического совета, а Стивена Мнучина – министром финансов. Ни один из них не является нативистом. Кон почти уволился в прошлом году, когда Трамп стал защищать агрессивную толпу, выступавшую с идеями превосходства белой расы в Шарлотсвилле (штат Виргиния). И он всё же уволился в этом году, но уже в знак протеста против введения пошлин на импортную сталь. Как и Мнучин, Кон верит в низкие налоги и неограниченную свободу предпринимательства. (Джареда Кушнера можно исключить из этого обсуждения, потому что единственная причина его присутствия в Белом доме – брак с дочерью Трампа, Иванкой).

Но что необычно, так это быть одновременно евреем и нативистом (по крайней мере, за пределами Израиля). Газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung» недавно сообщила, что некоторые евреи вступают в анти-иммигрантскую партию «Альтернатива для Германии». У многих из них, похоже, российские корни. Преувеличенные страхи, будто мусульмане собираются уничтожить Запад, видимо, стали их главным мотивом для присоединения к ультраправым. Миллера преследуют аналогичные апокалиптические видения. Есть и другие подобные люди, например, Шелдон Адельсон, магнат казино, оказывающий огромную поддержку Трампу.

Между тем, есть весьма веские причины, по которым евреи из диаспоры обычно не становятся нативистами. Движения нативистов, которые отстаивают особые привилегии крови и почвы, без вариантов оказываются плохими для меньшинств, а особенно для евреев, и вызывают именно те формы насилия, которые вынудили прародителей Миллера бежать из своей страны.

Некоторые считают непонятным, почему антисемиты обвиняют евреев в том, что они являются то архетипичными большевиками, то архетипичными капиталистами. Но исторически большинство евреев, жившие в бедных деревнях, не были ни теми, ни другими. Впрочем, привлекательность левых идей для еврейских интеллектуалов трудно назвать загадочной. Карл Маркс надеялся, что однажды пролетарии всех стран объединятся, а этнические и религиозные различия перестанут иметь какое-либо значение. А Вольтер, которого нельзя было назвать большим другом евреев, однажды заметил по поводу Лондонской фондовой биржи: «Здесь еврей, магометанин и христианин совершают сделки друг с другом, как будто у них общая вера, а слово «неверный» они применяют лишь к банкротам». Капитализм, как мы знаем, не ведает границ.

Эмиграция, всегда недобровольная, стала судьбой евреев с VIII века до нашей эры. Открытые общества, религиозная терпимость и свобода передвижения оказывались для них редким благом. Отсюда традиционная привлекательность таких мест, как Амстердам или даже США. Этим объясняется, почему американские евреи продолжают голосовать в основном за Демократическую партию, причём даже достигнув процветания. Норман Подгорец, консервативный американский интеллектуал, однажды написал книгу под названием «Почему евреи – либералы?». Он не мог понять, почему – как однажды остроумно сформулировал его консервативный коллега Милтон Гиммельфарб – «евреи зарабатывают как англикане, а голосуют как пуэрториканцы».

Но здесь нет ничего непонятного. Недоверие к нативизму стало следствием длительного и кровавого опыта. А теперь этот опыт стал причиной возрастающего разочарования американских евреев в Израиле. Нативизм, подчёркивающий права евреев в ущерб правам арабов, находится на подъёме и в Святой земле. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху вспоминает Холокост при каждом удобном случае, но идеологически он ближе к фанатичным христианским евангелистам и к крайне правым нативистам, подобным его венгерскому коллеге Виктору Орбану, чем к большинству американских евреев.

Именно поэтому, несмотря на разговоры о могущественном еврейском лобби в Вашингтоне, большинство евреев продолжают голосовать против Трампа, хотя он почти рабски предан израильскому правительству и откровенно враждебен палестинцам. И именно поэтому Миллер остаётся странным. В сентябре, отмечая еврейский новый год Рош Ха-Шана, бывший раввин Миллера, Нил Комесс-Дэниелс, осудил его политику, назвав её «полностью противоречащей всему, что я знаю об иудаизме». Я не уверен, что еврейская теология поддержит столь страстное утверждение, но его мысль очевидна.

Когда Уильям Кристол, неоконсервативный комментатор, ранее заигрывавший с ультраправыми, заявил о своём отвращении к Трампу, Дэвид Горовиц, один из менторов Миллера, назвал Кристола «евреем-ренегатом». Зигмунд Фрейд сказал бы, что это «проекция». Но сама идея восходит ещё, как минимум, к Вавилонскому Талмуду, который предупреждал: «Не обвиняй своего соседа в собственных пороках».

 

Иэн БУРУМА – писатель, автор новой книги «Токийский роман: Воспоминания».

© Project Syndicate, 2018.

Автор: Ян БУРУМА